Выбери любимый жанр

Это моя собака - Лукницкий Сергей Павлович - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Сергей Лукницкий

Это моя собака

Пять повестей для детей

(Жизнь и невероятные приключения пса по имени Пират, которые его подруга Собачка Штучка, склонная к сочинительству, описала собственнолапно.

Если вы не добры, не ласковы, не участливы, не способны утешить чужую боль, не помните добро и не делитесь костью, — значит вы — не собака

Собачка Штучка

Интервью собачки Штучки

Когда я закончила писать книгу и поставила точку на последнем слове, из рукописи выпрыгнул мой герой — взлохмаченный фокс Пират и стал уговаривать меня написать предисловие, т. е. рассказать кое-что о себе. В этот момент я спешила в собачий клуб, чтобы получить справку на вылет в Карловы Вары, и в этом самом клубе меня ожидал корреспондент для интервью по поводу моей поездки на всемирно знаменитые лечебные воды.

Но отказать в просьбе друга я не могла и мы с Пиратом решили, что интервью заменит предисловие. А может это будет даже современнее. Теперь ведь поголовно у всех звёзд и знаменитостей в моде интервью.

— Это Ваше первое интервью?

— Мне встречаться с этой манерой изложения фактов биографии, иными словами «знакомства со звездой» не впервой: был прецедент будущим псам-писателям задолго до появления моды. Тому лет семьдесят по моим карликово-пуделиным меркам. Ну, а по человечьим — лет десять назад. Тогда я дала интервью в серьёзную центральную газету, естественно с моей фотографией.

— Вы можете назвать газету?

— Почему же нет? Я даже могу пересказать содержание беседы. Тогда, отвечая на вопросы корреспондента, я рассказала один эпизод из моей жизни, может быть несколько наивно с точки зрения сегодняшнего дня, но я ведь была слишком молодой, время было другое, мы все старые и, тем паче, молодые верили в торжество демократии во всех её проявлениях. Вот он, тот эпизод:

— Меня зовут Штучка. Я маленькая, но собака. Не удивляйтесь, что я даю интервью, вон собака супруги Президента США госпожи Барбары Буш даже книгу выпустила о жизни в настоящем Белом Доме.

Меня, как и многих, сегодня волнуют проблемы моей страны. Слышала, что от невзгод люди начали звереть. Так вот я, собственно, и взяла перо, чтобы рассказать о том, что это не так. Моя любимая хозяйка часто берет меня с собой во все очереди. Раньше я оставалась дома и ждала её, а теперь она уходит на целый день, чтобы добыть продуктов, и я стараюсь утешить её своим присутствием. Меня люди в очередях часто узнают, улыбаются, заигрывают и я рада, что могу как-то скрасить их «очередное» существование.

Я уверена, что, если бы каждый из нас, собак и людей, сумел скрасить ближнему существование, нам всем было бы легче прожить этот переходный и очень невкусный, но необходимый период.

Однажды я ехала в автобусе в страшной давке, и со мной случилась неприятность: мне дверью прищемило лапку. Было очень больно, холодно, пошла кровь. И вот тут произошло удивительное: люди в автобусе стали проявлять участие, кто-то дал носовой платок, у кого нашёлся даже йод, а другие просто гладили.

Ведь это так важно, когда тебе плохо, а тебя гладят!

А водитель автобуса предложил в микрофон остановиться по дороге у ветеринарного пункта.

И все согласились, хотя, наверное, люди спешили по своим делам.

Я не могу не помнить добрых людей и водителя 108-гоавтобуса.

Теперь, когда я слышу от кого-то, что люди злые, согласиться с этим не могу.

— Каково ваше настроение сегодня и Ваши планы на будущее?

— Что ж, прошло десять лет. Я продолжаю свои вирши. Первым в жизни моего хозяина был пёс Чук, давший нам литературным собакам много материала для сочинений. Чук в своё время был удостоен почётного звания коменданта городка писателей «Переделкино» за необычайные, прямо-таки фантастические истории его общественно-собачей жизни. А что касается его личной, глубоко интимной жизни, то надеюсь написать роман собачьих Ромео и Джульеты. А пока, знаете, все мы, писатели немножечко боимся раскрывать свои творческие планы. Примета. Я не уклоняюсь от прямого ответа, просто предлагаю вашему вниманию мою книгу. В ней все сказано.

— Как и когда вы стали писателем?

— Писать я начала давно, мой лучший друг и хозяин рассказал мне много занимательных историй из его детства. В разные времена у него жили разные зверюшки: эмигрантка, решившая реэмигрировать — огромная черепаха Даша; экстравагантная пара задавак — кот Пижон и кошка Фифа; сиамка Катерина с родовыми корнями от Сергея Образцова и постоянными четырьмя детьми от разных мужей; отечественные близнецы-ежи Фомка с Ромкой; далее, той Кузьма впоследствии украденный соседом-пьяницей; чёрный кот в белой манишке, философ-лентяй Агат, подаренный директором музея Чуковского; рыжий бестия и пройдоха котяга с непроизносимым нынче политическим именем; наконец, классический немецкий овчар Джек, носившийся по саду с тоем во рту и однажды безвинно пострадавший от наезда автомобиля нетрезвого поэта, ну и ещё, и ещё, и ещё…

— Что и кто на вас повлиял в творчестве.

Мне в жизни повезло, как никому. Волею провидения я попала в творческую семью, где мною терпеливо и много занимались: как физической моей формой, так и развитием моего интеллекта. В домашнем лицее я постигла Булгакова, Сашу Чёрного, Толстого, Чехова, Есенина, познакомилась с перепиской Меджи и Фидель из Гоголя. Мой хозяин пошёл дальше: предложил ознакомиться с другими собачниками — иностранцами Стейнбеком, Джеромом, да и другими тоже. В этом пёстром литературном букете есть особые собачьи темы. А уж кто на меня повлиял, это вы сами решите после прочтения моих книг.

— Есть ли вас хобби?

— Безусловно. Главное моё хобби: я страстная вратарщица. Не пропускаю ни одного гола в ворота. Ни одного гола!

Это у меня от моей мамы — знаменитой голкиперши среди ребятишек. Ну и ещё, естественно, поменьше — такие маленькие «хоббики»: люблю массаж, млею, кайфую, выгибаюсь как змейка, когда меня им балуют. Люблю поднимать мои ушки вместе и ещё больше по одному, когда присушиваюсь к беседам обо мне; люблю поговорить в машине, подсказать дорогу к нашему дому или к даче, обожаю попеть на животе моей мамочки-хозяйки. Словом, общее хобби это сущность: быть весёлой и радовать всех моих близких.

Вы в начале упомянули о Карловых Варах, может быть расскажите немного?

Да, было много поездок, в том числе и зарубежных: Турция, Италия, Франция и Испания, Греция и вот Чехия. Всего не расскажешь.

Мы часто гуляли по набережной реки Тепла неподалёку от «Вжидло» — главного питьевого павильона. Однажды навстречу двигалась миловидная карловарочка в туфельках чешского производства. Рядом с ней незнакомой породы волновался пёсик. Но моему хозяину гораздо интереснее, чем угадывать породу незнакомца, было смотреть на туфельки и на то, что в них и все выше, и выше… Однако из природного джентельменства он склонил голову и мягко спросил чешку:

— У вас кобель, в смысле мужчина?

— Он, понимаете, имел ввиду пол пёсика, чтобы я могла сориентироваться. По поведению пёсика я давно уже все учуяла, хотя внимание хозяина одобрила.

— Наполовину, — ответила леди, улыбаясь.

Мы охотно остались у двери водного павильона под кустами, пока хозяева наполняли свои животы солёной водой.

— Несколько слов о вашей семье.

— Живу с приёмной дочерью Люсей — роскошной пышнохвостой кошкой. Мало сказать, что хвост её пышен, он всегда находится в положении перпендикулярном к телу. Он торчит как дымящая труба на заводском комбинате. Пушистая, разноцветная торчащая в небо труба.

Вы понимаете, что значит жить с великовозрастной дочерью рядом? Дон Жуан для всех окрестных кошек — Зелёный кот ежедневно приходит к ней в гости. Она любит побыть в его обществе, прогуляться по саду, но как все настоящие женщины сначала накормит его. Однажды раненого с размозжённой головой она буквально на себе притащила Зелёного домой. Что делать — выхаживали все вместе. Сейчас он настаивает на постоянно его регистрации в нашем доме…

1
Литературный портал Booksfinder.ru